The Story of Ovi - Sketches and Notes

Previous Entry Share Next Entry
Заметка 15. После долгой тишины.
doctor_ovi wrote in ovi_kintobor
 Не ожидал от себя такого. Я все-таки приобрел новую гитару. Спустя 13 лет с тех пор, как я последний раз брался за этот инструмент, музыка вновь позвала меня. Скажу, что в моей жизни она всегда  играла немалую роль. Струны были свидетелями и моей наивной юности, и моей влюбленности в Митику, о которой я стеснялся признаваться, и теплых семейных посиделок, когда я пел песни, сочиненные для Сенду. Звучание этой музыки менялось вместе со мной.
 Впервые я взялся за гитару еще мальчишкой: лет с 11-12 загорелся желанием научиться играть именно на этом инструменте, и отец не мог того не заметить. Была и попытка учиться в музыкальной школе, но тут меня подвели подростковые комплексы: видя то, как держат гитару остальные дети-правши, я решил не выбиваться из коллектива, и старался подстраиваться под него, скрывая от преподавателя, что я - левша. Работал такой трюк недолго: чем сложнее становились задания, тем сильнее меня подводила правая рука, и позже мне, краснея, пришлось сознаться в причине своих неудач. Смешно вспоминать, но тогда я превратил эту незначительную проблему в катастрофу, которая, якобы, не позволит мне учиться вместе со всеми! Потому и неожиданными стали слова учителя, который, отчитав меня за молчание, глубоко вздохнул и сказал: «Для начала ты переставишь струны».
 Тем не менее, учеба и новые интересы заставили меня впоследствии оставить музыкальную школу. Тогда я продолжал самостоятельно играть при каждом удобном случае и даже сумел добиться небольших результатов. Затем та несчастная гитара встретилась с главным разочарованием моей юности: я отвернулся от нее в тот период, когда меня мучили мысли о дедушке и том, что удалось о нем узнать.
 Правда, сердце молчало недолго, и появление Митики заставило его вновь запеть. Да, песня эта зазвучала теперь совсем иначе! По-видимому, с этим было связано и то, что я, будучи не в силах смотреть на старую пыльную гитару, сменил ее на новую. Ее-то я и вспоминаю с теплом и тоской. Она звучала лишь в кругу семьи, а из друзей о моем увлечении, пожалуй, знал только Ланзо. Именно на этой гитаре Сенду нарисовал смешных Коуга и Наклза, держащихся за руки. Я берег ее  для сына все те мирные годы, зная, что когда-нибудь он непременно захочет попробовать на ней сыграть. Но даже такая реликвия может потерять свою ценность, когда город сотрясают десятки бомб. Та гитара осталась в нашем доме, когда мы спешно его покинули. В нем она и сгорела.
 Музыка затихла с тех самых лет. Теперь же я вновь испытываю к ней тягу. Но вот, что интересно: первая гитара запечатлела мои юношеские предрассудки (пожалуй, к ней я теперь испытываю что-то, вроде угрызения совести), а вторая – самые счастливые годы моей жизни. Свидетелем чего станет эта гитара - не знаю. Но вижу определенный смысл в том, что я вновь держу ее в руках.

?

Log in