The Story of Ovi - Sketches and Notes

[sticky post]Важное объявление.
Ecco Jr.
elena_liris
У Дока - долгожданное новоселье - теперь его дневник будет размещаться на Вордпрессе, что значительно облегчило задачу в его оформлении автору, а читателю - в ознакомлении с историей. Как вы можете заметить, мы проделали немало работы для того, чтобы "переезд" прошел достойно, а не стал пустым копированием текста с ресурса на ресурс, поэтому любой внимательный читатель найдет что-то новое не только среди иллюстраций, но и в самих заметках.

Добро пожаловать - https://ovikintobor.wordpress.com/ - и приятного чтения! Путешествие продолжится совсем скоро.

Заметка 17. Звено в огромной цепи.
doctor_ovi
Совы-иквийцы ничего не могли поведать о том, как происходит их единение с сетью из колец. Как и многие антропоморфные животные, они с рождения, словно по наитию, ориентируются в процессах, которые происходят в ней. На вопрос о причинах, птицы объясняют, что еще на заре времен каждое создание «было одарено по справедливости», поэтому Совье умение видеть связь Звеньев не делает наше, человеческое, зрение слабее. Да, с этим соглашусь. Мои глаза – любопытство и поиск: без этих вещей, без движения, я слепну. Но поиск не нужен иквийцам - их место в мире уже было определено несколько тысяч лет назад. Они застыли, как камни, с тех времен, как пали осколки Небесного Острова, они остались памятниками и подсказками для путников.
 После всего того, что обрушилось на Окирою, моя дорога снова переплелась с дорогой иквийцев. Первое, что я ощутил, когда десять лет назад вновь ступил на их землю, это то, что Совы остались неизменны, но я же, напротив, стал совсем иным. Старая знакомая Эзэ уже знала, почему я навестил Совиный остров один, и в день нашей встречи мне было особенно тяжело рассказывать о том, что произошло с моей семьей. Вот и еще одно место, которое всегда будет напоминать мне о тебе, Сенду.
 С 85-го года и на протяжении двух лет я часто наведывался на Остров Иквии для того, чтобы проанализировать, является ли он очередной активной точкой, в которой генерируются энергетические кольца. Для моей дальнейшей деятельности это было необходимо, совы же наблюдали то, как я копошусь с проводами и приборами, почти без интереса. Они никогда не жаждали от меня получения знаний, и напрасно я рассказывал о том, что кольца – это форма существования энергии, напрасно рисовал на песке ядро, вокруг которого вращается плотное скопление заряженных частиц. Им не были нужны мои открытия, мои наглядные
опыты, но это я ждал от иквийцев чего-то нового. Я нуждался в подсказке, зацепке, потому что от этого зависел выбор пути, по которому пойдет создание R.O.C.C. Как бы туманно не звучали совиные слова, каждое из них было ценным для меня. «Звенья тоже живут. Рождаются, взрослеют, стареют, умирают.  Почему ты удивлен этому?» - спрашивали они, не понимая причины моей суеты. Действительно, разве все то, что я ищу, уже не лежит на поверхности? Ситуация почти комичная: они видят явление, но не могут объяснить его человеку, который напротив - способен объяснить, но не может увидеть.
 Но все же, старания оказались ненапрасными: я выяснил, что Совиный Остров имеет даже не один, а четыре энергетических очага. Мне понадобился месяц, чтобы зафиксировать «рождение» новых колец: появлению ядра сначала предшествуют нарастающие волновые импульсы, затем оно формируется и начинает притягивать к себе окружающие его частицы, вовлекая их в стремительный бесконечный бег. Но как образуются сами ядра? Как фиксировать именно этот процесс? Словно из пустоты они появляются, и словно в пустоту исчезают – когда нарушается их оболочка. Но сама «пустота» это не что иное, как область, в которую еще не проникли наши знания. И тут я чувствую себя слепым.
 В годы, когда я только начинал научную деятельность, считалось, что кольца есть побочный продукт некого процесса, невидимого нашим глазом. Мне удалось доказать, что они, напротив, существуют ради этого процесса, и занимают в нем, вероятно, ведущую роль. Однако довести свое исследование до конца в тот период мне так и не удалось. Теперь же передо мной стоит гораздо более важная причина вернуться к нему и добраться до сути. Но для того, чтобы понять, как происходит круговорот колец, я, в первую очередь, должен установить, когда и для чего был запущен этот механизм.
 Теперь я полностью убежден, что он напрямую связан с Изумрудами Хаоса.

Заметка 16. Планета-Мираж.
doctor_ovi
К Маленькой Планете отправят новый спутник - LILO-95. Учитывая опыт его предшественников, созданных в Окирое, это решение можно смело назвать бесперспективным. А проблема проста: не поняв природу барьера, отделяющего друг от друга пространства, в которых существуют наши планеты, невозможно и преодолеть его. Изучение этой аномалии вновь идет в ложном направлении, впрочем, я вижу, кто именно извлечет выгоду из этого, заранее провального, проекта. Последние годы работы в Университете Объединенной Федерации, меня ужасно смущает тот факт, что эти сомнительные тенденции все чаще пробираются в его стены.
О самой же Маленькой Планете можно рассуждать очень долго. Для кого-то она – правда, для кого-то – вымысел. Для кого-то – радость, для кого-то – страх. Почва для новых исследований, и почва для очередных заблуждений. Такова она – одновременно близкая и невообразимо далекая от Земли. Каждый сентябрь это странное явление наблюдают над озером Неверлейк, и сейчас, вслед за сооружением новой обсерватории в прибрежной зоне Южного Острова, интерес к аномалии обострился в разы. Теперь уже официально подтверждено существование на ней поселений эриноидов (Ежей), что, пожалуй, можно приравнять к чуду. Если бы мы располагали достаточными данными о возрасте Маленькой Планеты, я мог бы предположить, что ее возникновение напрямую связано с событиями на Острове Ангела, но понапрасну разбрасываться гипотезами совсем не хочу. В общей сложности шесть раз я воочию видел "восход" Цветущей Луны, большая часть этих наблюдений пришлась на довоенные годы, когда мы выбирались на Южный Остров вместе с Сенду и Митикой.  Пожалуй, самое парадоксальное здесь то, что внезапное возникновение этого небесного тела в термосфере нашей планеты практически никак сказывается на земных процессах: словно мы наблюдаем не реальный космический объект, а всего лишь его проекцию.
Неизвестно, какими еще открытиями сулит нам недалекое будущее, но на данный момент, в вопросе о природе этого космического гостя я придерживаюсь теории, к которой склоняется большинство ученых. Согласно ей, Маленькая Планета находится в другой звездной системе, которая может находиться бесконечно далеко от нашей галактики. Что же заставляет ее появляться возле Земли? Вероятно, располагающаяся на ее орбите, кротовая нора. Таким образом, каждый сентябрь мы наблюдаем «бег» Маленькой Планеты сквозь этот пространственный тоннель. Близость наших планет – лишь иллюзия, поскольку Цветущая Луна во время такого путешествия не покидает свою орбиту. Тем не менее, и эта версия вызывает немало вопросов, например, касательно течения времени на Маленькой Планете, а также о происхождении жизни на ней, которая, если брать во внимание недавнее открытие, напрямую связана с нашей Землей. Явление длится не более семи минут, но ради того, чтобы его лицезреть, в Грин Хилл ежегодно съезжаются тысячи туристов и десятки исследовательских групп со всех уголков мира. Вместе с тем, местные жители проводят красочные ритуалы встречи Цветущей Луны, поскольку издревле связывают ее появление с множеством поверий. Но если эти традиции обоснованы образом жизни и хозяйственными циклами аборигенов, то, позвольте, как называть тех, кто прибывает на Южный Остров с целью «пообщаться с богами» или «узреть инопланетян»? Как и Остров Ангела, Маленькая Планета стала лакомым кусочком для чудаков и шарлатанов всех мастей. Этого не знал маленький Сенду, а потому был очень расстроен таким открытием, во время очередного посещения Грин Хилла.
В тот раз он взял с собой в путешествие несколько книжек о космосе и все время ожидания, когда мы расположились близ Неверлейка, важно расхаживал вокруг собравшихся, делясь с ними всем, что знает. Затем он вернулся на место хмурым и задумчивым. Все время, пока Митика пыталась его накормить, недоверчиво косился в сторону сомнительного вида молодых людей. Те, вооружившись камерами и биноклями, окружили своего седоволосого лидера, внимая его речам и время от времени кивая в ответ головой.
- Сенду, что произошло?
- Они сказали, что все, что написано в книге – неправда.
Я взглянул на ухмыльнувшегося  Ланзо, и начал понимать, с кем столкнулся сын.
- Вот оно как. И что же они увидели на Маленькой Планете?
- Они сказали, что там расположена страна, в которой обитают бессмертные, и что они учат людей. А те, кто туда придет, тоже станут бессмертными.
- Поэтому тот дядя очень хочет туда полететь?
- Угу. Страна называется Ралса...
- Раксакара, - поправил Лис все с той же ухмылкой.
- Да. И еще некоторые люди нарочно врут, что ее нет, а, на самом деле, она лежит на обратной стороне Маленькой Планеты.
-  И посмеялись, когда он сказал, что его папа – ученый, - заключил Ланзо.
- С трудом я представляю то, как они примутся днями и ночами, забыв о сне и отдыхе, проектировать ракету для полета к своей чудо-стране, - вздохнул я, - наука им враждебна.
Взгляд Сенду смягчился, и на лице промелькнула незаметная улыбка.
- Наверное, это даже хорошо, что они не полетят! – ответил он.
- А как же!
Я хотел сказать что-то еще, но тут по небу стали расходится круги, и тотчас все собравшиеся затихли, пристально вглядываясь ввысь. Перед явлением чуда время словно застыло, но, стоило облакам разверзнуться вокруг Маленькой Планеты, как по холмам прокатился гул изумленных и восторженных возгласов.
- Эй, Сен! – Ланзо решил подбодрить мальчишку, - вы будете стоять на берегу, как в прошлый раз? Почему бы сейчас не побежать за ней?
Мы устремились за Маленькой Планетой, глядя на то, как этот окутанный облаками, живой, цветущий, мир плавно движется вдоль водоема, над высокими скалами. Когда Сенду устал, я усадил его к себе на плечи, и, звонко смеясь, он тянул свои ладони к облакам. Еще долго, после того, как мираж растаял, он делился своим восторгом, однако, я видел, что встреченные люди посеяли в его сердце смуту. Нет, Сенду вовсе не усомнился в том, что знает – он не понимал, почему некоторые люди способны на такую ложь. Когда мы добирались на автобусе до Спринг Ярда, я рассказал ему о том, что в поиске страны, где обитает сверх-цивилизация, эти люди – не первые, и о том, как отличились их предшественники в недалеком прошлом.
- Когда-то я рассказывал тебе о Нордринии. Раньше она была страной с огромным научным потенциалом. Ты же помнишь, откуда был Джеральд Роботник? Ну вот. Так вышло, что на несколько десятилетий эта страна погрузилась в эпоху кошмарных предрассудков, которые были навязаны людям против их воли. И пока в ней царили эти заблуждения, нордринийцы тоже искали Раксакару, но не на Маленькой Планете, а на Острове Ангела. Что они увидели там – неизвестно, но вряд ли они стали сверх-людьми, оказавшись в смертельной ловушке Ехидны.
Сенду с интересом слушал рассказ, вместе мы сделали вывод о том, куда может завести воображение, если невежественно обращаться с этим даром. Уставший, он уснул на коленях Митики, пока мы, шепотом, продолжили беседу о Маленькой Планете, о той неприятной встрече, о фантазиях детей и взрослых.

Заметка 15. После долгой тишины.
doctor_ovi
 Не ожидал от себя такого. Я все-таки приобрел новую гитару. Спустя 13 лет с тех пор, как я последний раз брался за этот инструмент, музыка вновь позвала меня. Скажу, что в моей жизни она всегда  играла немалую роль. Струны были свидетелями и моей наивной юности, и моей влюбленности в Митику, о которой я стеснялся признаваться, и теплых семейных посиделок, когда я пел песни, сочиненные для Сенду. Звучание этой музыки менялось вместе со мной.
 Впервые я взялся за гитару еще мальчишкой: лет с 11-12 загорелся желанием научиться играть именно на этом инструменте, и отец не мог того не заметить. Была и попытка учиться в музыкальной школе, но тут меня подвели подростковые комплексы: видя то, как держат гитару остальные дети-правши, я решил не выбиваться из коллектива, и старался подстраиваться под него, скрывая от преподавателя, что я - левша. Работал такой трюк недолго: чем сложнее становились задания, тем сильнее меня подводила правая рука, и позже мне, краснея, пришлось сознаться в причине своих неудач. Смешно вспоминать, но тогда я превратил эту незначительную проблему в катастрофу, которая, якобы, не позволит мне учиться вместе со всеми! Потому и неожиданными стали слова учителя, который, отчитав меня за молчание, глубоко вздохнул и сказал: «Для начала ты переставишь струны».
 Тем не менее, учеба и новые интересы заставили меня впоследствии оставить музыкальную школу. Тогда я продолжал самостоятельно играть при каждом удобном случае и даже сумел добиться небольших результатов. Затем та несчастная гитара встретилась с главным разочарованием моей юности: я отвернулся от нее в тот период, когда меня мучили мысли о дедушке и том, что удалось о нем узнать.
 Правда, сердце молчало недолго, и появление Митики заставило его вновь запеть. Да, песня эта зазвучала теперь совсем иначе! По-видимому, с этим было связано и то, что я, будучи не в силах смотреть на старую пыльную гитару, сменил ее на новую. Ее-то я и вспоминаю с теплом и тоской. Она звучала лишь в кругу семьи, а из друзей о моем увлечении, пожалуй, знал только Ланзо. Именно на этой гитаре Сенду нарисовал смешных Коуга и Наклза, держащихся за руки. Я берег ее  для сына все те мирные годы, зная, что когда-нибудь он непременно захочет попробовать на ней сыграть. Но даже такая реликвия может потерять свою ценность, когда город сотрясают десятки бомб. Та гитара осталась в нашем доме, когда мы спешно его покинули. В нем она и сгорела.
 Музыка затихла с тех самых лет. Теперь же я вновь испытываю к ней тягу. Но вот, что интересно: первая гитара запечатлела мои юношеские предрассудки (пожалуй, к ней я теперь испытываю что-то, вроде угрызения совести), а вторая – самые счастливые годы моей жизни. Свидетелем чего станет эта гитара - не знаю. Но вижу определенный смысл в том, что я вновь держу ее в руках.

Струны помнят.
doctor_ovi


Заметка 14. Сенду.
doctor_ovi
Sendu Kintobor - by Liris -2016.jpgНеобыкновенное переживание. Словно свыше мне подарили ответ на все мои вопросы и поиски. Вся истина этого мира была заключена в появившемся на свет маленьком человеке. Она была настолько очевидна, что я годами блуждал вокруг да около нее, и была настолько глубока, что для ее постижения нужна была целая жизнь. Эту истину зовут Сенду. Малыш, которого мы с Мит с таким трепетом ждали, о котором знали иквийцы еще до его появления на свет.
Ровно 20 лет прошло с того счастливого дня. А потому сегодня я вновь здесь, в Файнне-Орэ, чтобы навестить тех, кого я люблю, и пройтись по улицам, по которым мы некогда гуляли вместе. Сенду родился 18 июня 75-го и навсегда изменил мою жизнь. В награду за бессонные ночи, за все тревоги и заботы, вырос этот неугомонный фантазер, рыжий ребенок-«солнце» с зелеными глазами и озорной улыбкой, который стал строгим наблюдателем всех моих трудов, моим вдохновением. Неспроста Ланзо называл его "Кинтобором в квадрате". Чем сильнее росла любознательность Сенду, тем больше я посвящал его в свои исследования, и порой, слушая его мнение о них, удивлялся простым, но проницательным выводам, которые и в голову бы не пришли взрослому человеку. Как и все дети, он мог увидеть малое в огромном, и обнаружить едва различимое частью чего-то большего.
В глазах этого мальчишки Остров Ангела парил совсем близко от земли, и, казалось, был ему не так интересен, в отличие от того, что находилось выше стратосферы. С ранних лет он стремился туда, к самым звездам, а озорством и любопытством переплюнул бы меня в детские годы. Сенду мечтал создать робота-космонавта по имени Коуг, про путешествия которого мы с ним сочиняли сказки. Но к таким историям мой сын подходил очень серьезно, а потому, в моменты, когда я слишком увлекался выдумыванием новых созданий и планет, останавливал меня замечанием: "Так не бывает!". Я питал множество планов того, с какими удивительными вещами буду знакомить Сенду по мере его взросления, и хотел, чтобы тот сумел повидать намного больше, чем я сам. Когда ночи выдавались особенно темными и ясными, мы часами смотрели на звезды, надеясь найти среди них забытую космическую колонию, а по сентябрям  навещали Южный Остров, чтобы не пропустить
восход Маленькой планеты (Сенду всегда удивлялся, почему ни один человек с Земли так и не посетил ее).
Но, кажется, благодаря нему, открытий и уроков  я пережил не меньше. Счастье всегда учит – пожалуй, вот главный признак, по которому его не спутать с мимолетной эйфорией. Когда вместе с радостью соседствуют грусть и переосмысление. Потому, из светлого далекого прошлого, на меня, как отражение в зеркале, смотрит совсем другой человек. Молодой, подающий надежды, ученый и счастливый отец, который ни на день не мог расстаться со своей семьей. Порой я вновь становлюсь этим человеком в своих снах: несмотря на все мои убеждения, он выжил после той роковой бомбежки Файнне-Орэ, и сейчас скрывается во мне. Но нам с ним не по пути. Я заблуждался, когда, первое время после потери, старался ухватиться за свою прошлую жизнь, потому что позади я не найду тех, кто всегда вел меня только вперед. Далеки лишь те времена, но не Сенду с Митикой. Мои путеводные звезды, самые яркие и самые верные указатели – это они.
 День заканчивается, завтра мне вновь возвращаться на противоположный берег. А в эту ночь я останусь здесь, наедине с ночным городом.



18 июня, 1995 г.



Заметка 13. Первопричина.
doctor_ovi
С чего началась катастрофа, которая постигла нас? С мыслей ли, или со слов? С громких ли выкриков и кроваво-красных букв на транспарантах? Может быть, все началось с того момента, когда была запущена в космос колония ARK? Или же с того самого дня, когда Ехидны добыли священные Изумруды из их пещеры-колыбели? В течение нескольких лет, незримо для многих из нас, развивался конфликт, который впоследствии за считанные недели перерос в кровопролитную войну. И предшествовавшее ей длительное, нарастающее недоверие к Объединенной Федерации и G.U.N. со стороны жителей Окирои, споры вокруг колонии ARK  и военных баз на «тюремном» острове – лишь оболочка, за которой скрыты более глубокие причины трагедии.

Я прекрасно помню дату, 10 июня 1975 года - до рождения Сенду оставались дни. Рабочее время подходило к концу, и перед тем, как отправиться навестить Мит, я заглянул к Ланзо, чтобы поделиться с ним новыми мыслями об энергетических кольцах. Однако застал друга пристально наблюдавшим что-то за окном.
- Смотри, - подозвал он меня.
Я подошел к Лису и разглядел вдалеке поток людей с транспарантами в руках, движущийся в сторону университета.  Эта картина накаляла и без того знойный и тяжелый вечер, закатное солнце заставило пылать жаркие лозунги на листах. Когда митингующие приблизились к нашему корпусу, стали различимы их призывы.
- Терпение народа Окирои подходит к концу! - доносился голос из рупора, - Став марионеткой в руках Объединенной Федерации, власти страны замалчивают чудовищный секрет. Колония ARK, оставшаяся на орбите Земли, до сих пор располагает мощнейшим оружием, которое когда-либо создало человечество. Пушка Затмения не была демонтирована, несмотря на все обещания! Для чего она нужна G.U.N.?! Для чего она нужна Объединенной Федерации?! И не стыдится ли Университет Окирои, что проект, созданный в его стенах, до сих пор угрожает всему человечеству?!
-  Вот это балаган, - хмыкнул Ланзо, - хотя я даже удивлен, что это произошло лишь сейчас.
- Время от времени проблема поднималась, - ответил я, -  но легко затухала, после очередных обещаний демонтировать пушку…

Я был очень растерян, и, похоже, что Лис заметил то, как я побледнел, глядя на сцену за окном.
- Нервничаешь? Мне тоже это не нравится, - он отправился к столу за чашкой своего кофе, - Ехидны были первыми, кто наступил на эти грабли. Они же, впрочем, их и нашли, выкопали. А теперь любезно оставили вам.
- Оставь несчастных Ехидн, Ланзо. Не было бы Изумрудов, у людей нашлась бы иная причина продолжить гонку вооружений.
- Я наблюдаю такой расклад: Объединенной Федерации ох как захотелось присвоить, наконец, Измруды Хаоса. Благо,
Пушка Затмения и космическая колония теперь полностью в их распоряжении. Следующий этап – отбить у Окирои камни, и шаги к нему были сделаны уже тогда, когда был заключен договор о протекторате. А далее останется только посеять смуту!
Я задумался.
- Если Окироя попытается выйти из-под влияния Объединенной Федерации, то ее славная история завершится крахом. После мировой войны и инцидента с ARK, Изумруды Хаоса фактически стали принадлежать G.U.N. , а потому они не постесняются заявить о своих правах на камни, если речь пойдет о независимости.
- Вот именно! – Ланзо успокоился, сделав глоток кофе, - эх, давно я убежден, что Изумруды Хаоса для людей – всего лишь очередной инструмент в борьбе за власть. Медленно, но верно, они превращаются в нечто, что  будет куда ужаснее атомной бомбы. А вот ты, Ови, вполне можешь представлять интерес для военных разработок
G.U.N.! Впрочем, все то, что создается в этих стенах, уже является их собственностью.
Я молча кивнул. Тем временем, люди за окном продолжили свой путь по главной улице. Тут Ланзо нахмурился и приоткрыл рот, по-видимому, желая произнести что-то еще. Заметив, что я собираюсь уходить, он все-таки решился:
- Эй, Ови, давно хотел спросить тебя. Говорят, что Джеральд Роботник приходится тебе родственником, это так?
- Да, - вздохнул я, - он мой дедушка.
- А… - протянул Лис, - тогда ясно, почему ты еще так переживаешь.
- Нет, ты ошибаешься. Сейчас меня волнует другое.
- Ладно, не буду задерживать. Кстати, передай Митике удачи.

Тревога заставила меня спешить. Тревога заполнила все мои мысли и даже затуманила зрение: казалось, что город на закате был охвачен пожаром. Я думал о Сенду, о своей Мит, и не заметил, как озвучиваю вслух все свои мысли. «Если они попытаются разорить Окирою… Если они попытаются использовать все то, что создал университет»… «Брось, Ови, они осуществят это твоими же руками! И руками этих людей». «Никто не уступит в этой битве: жители Окирои не оставят свою гордость, Объединенная Федерация не отдаст лакомый кусок, что позволит ей претендовать на мировое господство…» «Нет, нет, кто-то обязательно остановится. Абсурдно, если этот спор подведет всех нас к войне. В конце концов, недавнее прошлое преподнесло урок всем нам…»
Амбиции. Вот, что запустило обратный отсчет. Обе стороны, что Окироя, что ее протектор, не только не отступились от личных  стремлений, но и попытались воспользоваться амбициями друг друга, как слабым местом.
Тем летом волнения утихли, а невидимый кукловод, опробовав почву, временно скрылся, чтобы не выдавать себя и дождаться подходящего момента.

Ochyrhoe Protest - by Liris - 2016.jpg

Заметка 12. Подарок Иквии.
doctor_ovi
Старенькая тетрадь, в которой я обнаружил несколько своих записей юных лет — лишь то немногое, что я нашел от своей былой жизни, в то время, как многие ценные для меня заметки, рисунки и фотографии, которые были сделаны до войны, оказались безвозвратно утрачены. Я, по понятным причинам, не придавал этому особого значения все эти годы, теперь же испытываю желание вернуть на лист бумаги некоторые, особенно яркие, воспоминания о путешествиях и встречах, ведь, помимо острова в небесах, на земле есть немало мест, которые стали приютом для удивительных созданий. Например, таких, как Совы, зовущие себя «Иквии».

Моя встреча с их родным островом пришлась на начало сезона дождей. Помню, как тяжелые облака низко нависли над морским горизонтом, и тот сливался с небом, напоминая пейзажи, виденные ранее на родине Ехидн. Но, в отличие от Острова Ангела, эта земля была приветлива к гостям. Уже полвека Совиный остров, входящий в состав Игвеи, охотно посещается туристами, хотя в тот день (25 мая 1975 года), из-за непогоды, вместе со мной на катере прибыло всего несколько человек. Это было одним из немногих моих путешествий, которое сопровождалось тягой вернуться поскорее домой. Я с волнением оставил беременную Митику, но, вместе с тем, надеялся успешно выполнить задание, которое она мне поручила. Не теряя времени, я, со всей серьезностью и ответственностью, начал свой поиск и, осторожно пробираясь вглубь Eze the Owl - by Liris - 2016.jpgприбрежного поселения, надеялся повстречать некую Эзэ, которая должна была мне помочь. Однако оказалось, что она уже спешила мне навстречу. Это была красивая Сова с пестрым оперением и ярко-желтыми глазами.
- Ты пришел от нашего друга, мы знаем, - произнесла она необычным, гулким голосом, - следуй за мной.
Кто мог сообщить ей, что я прибуду именно в этот день, и откуда она знала, что именно я связан с Митикой - об этом я мог лишь гадать. Задание было простым: племя Иквии издавна выращивает редчайших «Мраморных» Чао. За год до этого путешествия Митика договорилась с Эзэ получить одного из них для университета, но когда пришел срок, мне пришлось настоять на том, что за Чао отправлюсь я сам. Когда мы подошли к небольшой хижине, Эзэ поведала, что детеныш Уму (так они называли Чао) еще не вылупился, тем не менее, яйцо будет легче доставить в новый дом. Она помогла мне поместить его в контейнер, с которым я приехал, и теперь все, что мне оставалось делать - вопреки своей тревоге, ждать следующего дня, чтобы отправиться обратно в Окирою.
Весь вечер я бродил по поселению, общаясь с его жителями, а ночь, по привычке, провел, не смыкая глаз: расположился на пригорке, где, из-под небольшого навеса, наблюдал за жизнью Иквии. Дождь почти утих, в зарослях мерно светили россыпи энергетических колец, а вдалеке, одновременно из разных точек острова, раздавалось звучное пение жрецов.
На тот момент я никогда ранее не общался с птицеподобными существами. Меня удивило, что каждый из встреченных мной жителей имел индивидуальные, отличные от другого, черты, которые могли поведать о его статусе в племени и даже о характере. Оперение служило Совам одеянием, боевым окрасом и защитой в сражениях. Примечательно, что жилища иквийского племени располагались не только на уровне деревьев: часть строений вела в глубокие подземные коридоры. Что могло повлиять на это? Как оказалось, этот обычай имеет далекие корни: Иквии - прямые потомки тех, кто возвел известный своими смертельными лабиринтами, Храм Семи Водопадов на Южном Острове. Предание, которое я услышал, гласит, что в эру Небесной Земли, Иквии, как и многие другие народы, оказались под гнетом племени Ехидн. Именно по этой причине им пришлось уйти в подземелья и создать внутри них систему ловушек. Затем, после пробуждения Хаоса и раскола Острова, Иквии решили покинуть оскверненную Пачакамаком землю и поселились на небольшом острове в Кианитовом море, на котором они обитают и поныне. Впрочем, смена условий обитания не сильно сказалась на обычаях птичьего народа.
К слову, во время нашего дневного разговора была затронута и тема Изумрудов Хаоса. Узнав, что ныне камни хранятся на острове Окироя, мои пернатые собеседники лишь покачали головами:
"Где Изумруды - там быть войне. Никто еще не избегал ее". Вспомнив о своем видении, я поинтересовался, считают ли Иквии эти камни порождением зла, на что получил ответ, что Изумруды Хаоса - это так и не понятый никем дар свыше. Не добро, и не зло, а зеркало душ - все зависит от того, чье лицо отражает их поверхность.
Рано утром, когда большая сова-старейшина обходила поселение, прибыл катер, на котором я должен был вернуться назад. Но перед тем как я покинул остров, произошла еще одна, удивившая меня, вещь: не успел я выйти к берегу, как меня окружило несколько иквийцев, среди которых была Эзэ. Она поклонилась и протянула мне небольшую окарину в форме совы.
Ikwii_s_Gift_by_Liris_2016.jpg
- Подари ее своему ребенку, когда он родится.
Я улыбнулся:
- Вы узнали это от Мит?
 - Это Звенья рассказали нам.
- Я понимаю, что речь идет об энергетических кольцах? – я указал рукой на одно из них, лежавшее неподалеку.
- О них. Твой глаз не видит того, насколько неразрывно они связаны между собой. Тем не менее, все, что уходит, и все, что появляется на свет, отражается в Цепи, которую они составляют.
- Эзэ, я и подумать об этом не мог! Как именно это происходит?
- Я не могу этого объяснить. Посмотри на Часовню, - она указала на макушку башни, видневшуюся в глуби леса, - там происходит контакт жреца со всем миром, и каждое Звено готово ответить на его запрос. Жрец в храме чу
вствует их, как паук - свою паутину, - тут Эзэ резко перевела разговор на другую тему, - Ах, как жаль: для девочки я бы сплела красивое ожерелье... Я люблю это делать. Но новорожденным воинам мы дарим окарину.
Вновь мысленно восхитившись совиными знаниями, я раскланялся, поблагодарил за подарок и отправился обратно, понимая, что об энергетических кольцах мне поведали гораздо больше, чем положено было знать обычному гостю. Это было щедро со стороны Иквии.

Так получилось в тот день, что обстоятельства не позволили мне задержаться и дать волю своему любопытству. Но, отплывая, я думал о новой встрече, о новых вопросах, и о том, как, спустя годы, на совьей окарине сыграет Сенду, а я расскажу ему обо всем, что видел, и кого повстречал.

Заметка 11. О том, как Изумруды Хаоса изучали меня.
doctor_ovi
На момент написания этих строк я наблюдал уже три попытки Изумрудов Хаоса воздействовать на мой рассудок. Совсем немного, по сравнению с опытом некоторых других исследователей. Но, несмотря на разрывы в несколько лет между каждым из таких контактов, несмотря на их краткость и редкость, в моей голове начинает вырисовываться образ той сущности, Chaos Emeralds - 01.jpgкоторая пыталась со мной общаться, и даже ее мотивы. Если сама она не является Изумрудами Хаоса, то, наверняка, камни используются ей в качестве инструмента для выхода на связь с внешним миром. Меня также интересует, что из них первично, и могло ли одно породить другое. Ради того, чтобы это понять, я готов на новую встречу, и, если эта сущность разумна, то она знает, что такой перспективы я не боюсь.
Правда, о наличии у нее сознания я пишу с некоторыми оговорками - до сих пор это лишь мое сомнительное предположение, которое, стыдно признать, основывается на крайне скудных наблюдениях. Вполне может оказаться так, что, в определенный момент, я как и другие мои предшественники, просто открывал себя для воздействия Изумрудов Хаоса, и мозг сам рождал эти видения. Если посудить, то «послания» всегда совпадали с непростыми периодами  в моей биографии, а 1974 год ознаменовался многими переменами. Продвижение в исследованиях, начало жизни с Митикой - все эти радостные события соседствовали с тяжелой болезнью отца, которую я тревожно переживал. В то самое время я и получил долгожданный доступ к работе с Изумрудами, а радость любимой, гордость за меня профессора Оливерсена и других коллег, заинтересованность Ланзо, только разжигали во мне стремление к их исследованию. Успех родил бурю идей. Я чувствовал, что именно мне под силу раскрыть непростую загадку их связи с энергетическими кольцами и найти причину аварии с хаос-накопителями, произошедшей три года назад. Но, вместе с тем, я не мог не заметить того, насколько встревожен был мой отец. На новость он отреагировал весьма сдержанно, и ни я, ни мама, не могли понять причину его волнений. Я ждал момента, когда сумею поговорить с ним наедине, но, на фоне ухудшения его состояния, не осмеливался это сделать. Однако отец сам подозвал меня к себе для беседы. Сложно описать все мои чувства, когда я смотрел в его впавшие глаза, ожидая начала разговора.
- Вот и сбывается твоя мечта, - задумчиво произнес он, - вероятно, ты сумеешь достичь даже больших высот, чем Джеральд Роботник.
- Так значит, ты боишься, что я могу повторить его судьбу? - взволнованно спросил я, но отец лишь, молча, помотал головой.
- Возможно, мои слова будут лишними, Ови, - продолжил он, - но я не могу не предостеречь тебя. В детстве на моих глазах твой дедушка проводил опыты с несколькими Изумрудами Хаоса. Был он не намного старше, чем ты сейчас. Единожды соприкоснувшись с этими камнями, отец стал страдать бессонницей и ночными кошмарами. Несколько раз он порывался бросить свои труды, поскольку чувствовал то, как эти камни измотали его психику. Все дело в излучении, которое от них исходит.
- Да, я немало слышал о таком воздействии Изумрудов... Тем не менее, с нормами работы меня ознакомили. Тебе не нужно переживать об этом, особенно с твоим здоровьем.
- Он не раз рассказывал мне о своих видениях, говорил о том, что Изумруды "наблюдают" за ним. Я до сих пор не могу понять, что именно имелось в виду под этими словами.
- Ну... Изучением этих явлений занимаются другие исследователи. Моя же цель - всего-навсего "научить" Изумруды генерировать и заряжать энергетические кольца.
- Все взаимосвязано, сынок...
Странная мысль промелькнула вдруг в голове.
- Папа, могли ли Изумруды Хаоса повлиять на дедушку в том плане, что... - я замялся, - Он стал раздражительнее и отвернулся от тебя?
- Я так не думаю, - грустно улыбнулся отец.
 Я оставил тему Джеральда Роботника, понимая, какие чувства она может принести при одном только упоминании. Тем не менее, беседа не выходила у меня из головы, потому, приступив к своим опытам, я не забывал о предостережениях отца. Впрочем, первые месяцы работы с Изумрудами ничем из ряда вон выходящим не отличились. Никаких видений или бессонницы я не испытывал, все шло своим чередом. Дни отягощала лишь тревога за жизнь родного человека: папе становилось все хуже, и все мы понимали, что очень скоро нам предстоит расставание с ним. В сентябре его уже не стало, и впервые я настолько остро ощутил боль утраты.
 Через несколько дней с момента его похорон я вернулся к работе. Разбитый и опустошенный, я никак не мог заставить себя сосредоточиться, и в течении получаса просто неподвижно сидел, уставившись в экран монитора, пытаясь побороть ступор в своих мыслях.  Тем временем, Изумруды Хаоса "смотрели" на меня сквозь стекло специальной камеры. Я вспомнил, как папа впервые познакомил меня с ними, отправившись со мной к главной достопримечательности Файнне-Орэ, но первым моим чувством тогда стало огорчение:
Memories of Father - 01 - Liris - 2016.jpg- Почему у этого фонтана все Изумруды - серые? - спросил я с недоумением.
- Это неспроста, Ови: когда вечером темнеет, у фонтана включается подсветка, которая окрашивает их в нужные цвета. Но ты ведь и сам с легкостью назовешь мне все Изумруды Хаоса?
- Зеленый, Желтый, Синий, Красный, - начал я перечислять, - Серый... А какие еще, пап?
- Бирюзовый.
- Это такой, как море!
- Да. И еще ты забыл один.
Я принялся считать названные Изумруды на пальцах и понял, что не назвал Фиолетового.
Тоска по тем, на много лет забытым, моментам старалась взять надо мной верх, а за ней крылась большая опасность. Погрузившись в свои воспоминания об отце, я предоставил камням возможность себя "просканировать" и не заметил, как в мои мысли стало закрадываться нечто извне. Перед глазами начала навязчиво всплывать картина ужасной катастрофы: масштабного пожара, охватившего остров. Я попытался отогнать от себя странное видение, свалив его на усталость, но чем ярче оно становилось, тем детальнее я мог разглядеть эту сцену и узнать в очертаниях горящей земли знакомый мне Остров Ангела. Куски разрозненных скал и обгоревших деревьев, словно I Remember You!.jpgневесомые, плавали в воздухе на фоне кроваво красного неба. Меня окружила странная туча, которая тут же начала менять свою форму. И вот уже в лицо мне смотрела отвратительная клыкастая морда с горящими глазами, очертаниями похожая на Хаоса - такого, каким его изображали Ехидны. Но этот "Хаос" был черным, как смоль, и будил первобытный страх при одном лишь взгляде на него.
- Я знаю тебя! - раздался пронзительный скрипучий голос, - Я помню тебя! Из мыслей старика Джеральда. Из его разочарования и боли! Недочеловек...
Трехпалая ладонь легла мне на плечо.
- А ты получился сообразительным! Может быть, старик изменил бы свое мнение?
 Не успел я  вырваться из объятий монстра, как увидел высоко в небе гигантский огненный шар, стремящийся к земле. ARK! Это ARK! Взрывная волна прокатилась по Земле, и в последний миг перед моей «смертью», видение оборвалось.
The Catastrophe.jpg
Отдышавшись, я в тревоге посмотрел на часы: с момента начала моей работы с Изумрудами Хаоса прошло совсем немного времени, потому и допустимые нормы облучения никак не могли быть превышены. Тем не менее, что-то внутри подсказывало мне, что ужасного монстра, который общался со мной, породили именно камни.
- Нет, - помотал я головой, - Это глупо. Всего лишь паника на фоне стресса.
 Я взглянул на Изумруды. Вновь они, как ни в чем не бывало, испускали слабое равномерное свечение.
- Тем не менее, расслабляться я не собираюсь...
Наш "диалог" оказался не последним, но напрасно я ожидал от Изумрудов скорейшей разгадки их тайны. Прошло еще несколько лет, прежде чем я вновь заглянул в глаза «черного Хаоса» и услышал его новое послание.

Заметка 10. Земля Хранителя.
doctor_ovi
The Lands of the Guardian - by Liris - 2015.jpg Вероятно, в те времена, когда жизнь кипела на небесном острове, он был похож на миниатюрную модель мира, заботливо оберегаемую Главным Изумрудом от внешних угроз. Пустыни, ледяные пещеры, густые леса, джунгли... За счет особого купола, природу которого нам пока не удалось установить, поддерживалось это многообразие, благодаря чему всевозможные виды разумных живых существ могли обитать на нем в гармонии, под неусыпным оком своего божества, Хаоса. Хаос подарил им жизнь, и Хаос впоследствии же отобрал ее.
С момента катастрофы на Острове Ангела словно застыло время. Его осколки опустились в океан и стали зернами новой жизни. А "остров-отец" остался в небе. Отныне он безмолвен, и облака омывают его побережье.
Все, что сохранилось до наших дней – сведения о неком Пачакамаке, великом вожде  – завоевателе, сыне Кильи и Инти, о его разногласиях с  верховными жрецами Хаоса, и катастрофе, к которой он привел Остров.
 Посеяв в соплеменниках веру в свою избранность, Пачакамак убедил их в том, что именно Ехидны являются «любимыми детьми Хаоса», для которых и был создан Остров Ангела. Роль жречества, в котором состояла его мать, была упразднена, и более ничто не являлось препятствием для нового вождя в разделении жителей острова по их видовому происхождению, уничтожении одних народов и вытеснении других. Началась эпоха братоубийства. Все больше, под давлением Ехидн, отчуждались друг от друга обитатели небесных земель. Те племена, что избежали гибели,  сохранили свои воспоминания о кровавых годах в летописях и преданиях. Даже в культурах некоторых человеческих народов остались сказки о «Жадном Пачче (или Пачанаке), расколовшем мир».
Я уверен, что ты рассказал бы мне о нем гораздо больше, Хранитель. Многое из того, что некогда постигло твой народ, ты наблюдаешь сейчас с высока. Но действительно ли ты был современником Пачакамака? Действительно ли ты шел плечом к плечу со своим вождем во время захвата храма Главного Изумруда?
 О том, что произошло в день раскола, повествует «Рассказ Блуждающего огонька» - рукопись, найденная на Южном Острове в 1814 г. Вождь Пачакамак и его воины ворвались в храм, чтобы потребовать у Главного Изумруда помощи в борьбе с «людьми  водного города», но были встречены Хаосом, который, пробудившись, «увидел всю черноту в сердцах пришедших к нему». Разгневанное божество принялось беспощадно уничтожать ехидн, но «один из сильнейших воинов, верный и гордый», которого, за недюжинную силу, прозвали «Кулаками Пачакамака», сумел уцелеть. Боль и раскаяние заставили его подняться с колен, и, на глазах у Хаоса, воин из последних сил бросился к Главному Изумруду, который тотчас поглотил его.  Долгое время он, не живой и не мертвый, пребывал в безмолвной, черной пустоте, пока решалась судьба всего Острова, но спасительным светом для него стала "милость дочери вождя". Таким образом и был рожден Хранитель.
После того, как
Тикаль "усмирила душу Хаоса, и ненависть того ушла в Пограничный мир", воин вновь обнаружил себя на Острове Ангела, в "святая святых" - подземном Скрытом Дворце. Изменившийся, он вышел к свету и уже иными глазами взглянул на свой дом. Но Наклз не задавал себе вопрос, за что он был так проклят, Наклз не возгордился тем, что оказался избран. "Сердце острова", Главный Изумруд, билось в такт с его собственным сердцем - этого было достаточно, чтобы принять судьбу, уготованную на тысячелетия вперед.

?

Log in